Судебный иммунитет международных организаций

Судебный иммунитет международных организаций

Международное право знает три вида юрисдикционного иммунитета государства. Во-первых, судебный иммунитет, провозглашающий неподсудность одного государства судебному органу другого государства. Во-вторых, иммунитет от предварительных мер, связанных с обеспечением иска. В-третьих, иммунитет от исполнительной деятельности, которая направлена на принудительную реализацию судебных правоприменительных актов.

Все три вида юрисдикционного иммунитета отражены в ч. 1 ст. 401 ГПК, согласно которой предъявление в суде РФ иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом.

Другими словами, ГПК по-прежнему, так же как ГПК РСФСР 1964 г., придерживается принципа абсолютного иммунитета иностранного государства[1] как автономного политического суверена, что не означает отказа заинтересованным лицам в правосудии, поскольку они могут заявлять иски, если против этого не возражает иностранное государство (Д. А. Фурсов). Для сравнения: в новом АПК закреплена концепция ограниченного (функционального) иммунитета, имеющая место в некоторых странах Западной Европы (Австрия, Бельгия, Швейцария и др.), участвующих в Европейской конвенции об иммунитете государств от 16 мая 1972 г., к которой Россия пока не присоединилась. Суть данной концепции состоит в том, что иностранное государство пользуется иммунитетом только в тех случаях, когда оно выступает носителем государственной власти, но не субъектом частных коммерческих отношений в сфере экономического оборота.

Международные организации подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами РФ, а также федеральными законами. Среди подобных договоров можно назвать Соглашение между Правительством Российской Федерации и Организацией экономического сотрудничества и развития о привилегиях и иммунитете Организации в Российской Федерации от 8 июня 1994 г.

Аккредитованные в России дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах РФ или федеральных законах, не подпадают под юрисдикцию судов в Российской Федерации по гражданским делам в границах, установленных нормами международного права либо международными договорами РФ. В частности, Венской конвенцией о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. предусматривается, что дипломаты пользуются иммунитетом от уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства пребывания. Однако дипломатический иммунитет не защищает:

  • – от вещных исков, относящихся к частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания, если только речь не идет о его владении дипломатическим агентом от имени аккредитующего государства для целей представительства;
  • – исков, вытекающих из отношений наследования, если дипломатический агент, будучи исполнителем завещания, попечителем над наследственным имуществом, наследником или отказополучателем, действует как частное лицо;
  • – исков, связанных с профессиональной либо коммерческой деятельностью, которая производится дипломатическим агентом в государстве пребывания за пределами собственных официальных функций.

Консульский иммунитет зафиксирован Венской конвенцией о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г. и многочисленными двусторонними консульскими договорами. Иммунитет консульских представителей не тождествен дипломатическому вследствие того, что является ограниченным. На консульских должностных лиц и служащих не распространяется юрисдикция судебных или административных органов государства пребывания лишь в отношении деятельности, которая совершается ими при исполнении консульских функциональных обязанностей. Между тем консульский иммунитет не охватывает собой:

  • – иски, вытекающие из договора, заключенного консульскими должностным лицом или служащим, по которому они прямо или косвенно не приняли на себя обязательства в качестве агента представляемого государства;
  • – иски третьей стороны за вред, причиненный несчастным случаем в государстве пребывания, вызванным дорожно-транспортным средством, судном или самолетом.

Возбуждение дипломатическим агентом или работником консульского учреждения дела в суде государства пребывания лишает таковых права ссылаться на иммунитет от юрисдикции касательно встречных исков, связанных с основным.



Source: studme.org

Читайте также

Добавить комментарий